Яндекс.Метрика
Оформление сайта:
Фон:
Шрифт:
Картинки:
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮДЕЙ С
ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ


при поддержке Министерства социальной
политики Свердловской области
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
ОБЫЧНАЯ ВЕРСИЯ САЙТА
ПЕРЕВОДЧИК

 

 

 

В Алматы производят велосипед для особенных детей

Поделись

Расскажите о новости своим друзьям

Две алматинских семьи, в которых растут особенные дети, запустили проекты, помогающие другим семьям с похожими проблемами. О своих социальных проектах «Капитал.kz» рассказали Жанна Джаринбетова и Олеся Руденко.

Когда нужно заново изобрести велосипед

Нельзя лишать детей полноценного детства, решила Жанна Джаринбетова и вместе с супругом Марленом Эреджеповым запустила необычный социальный проект. Казалось бы, простая идея, но ей пришлось заново изобретать велосипед, поскольку он предназначен для особенных детей и взрослых. Как часто бывает, масштабный проект зародился из маленькой идеи подарить своему ребенку радость и сделать его счастливым и здоровым. Сегодня проект Kazvelo дарит счастье нескольким десяткам малышей.

«Дети — это дети, кто-то понимает, что они с ограниченными возможностями, кто-то нет. Наш сын этого не понимал и плакал. Первый велосипед у него появился 6 лет назад, мы привезли его из-за рубежа, когда находились на лечении. До этого я не знала, что такие есть и удивлялась тогда, как сейчас удивляются многие родители. На самом деле, в Казахстане такие велосипеды не производятся, а зарубежные стоят очень дорого. Они просто не по карману многим родителям. И когда первый велосипед моего сына стал ему мал, мы задались вопросом, а не сделать ли его самим. И у нас получилось. Потом мы начали пробовать производить небольшими партиями», — вспоминает Жанна Джаринбетова.

Весной этого года родители особенного ребенка зарегистрировали компанию и арендовали цех. В сентябре 2018 года социальный проект выиграл грант от акимата Алматы, пройдя лабораторные испытания и получив сертификат соответствия для выхода на экспорт. Сейчас продукция Kazvelo колесит по городам России, еще на нескольких образцах катаются дети в Бишкеке.

«У нас изначально была цель поставлять не только в города Казахстана, но и в страны СНГ. Мы конкурентоспособны и по качеству, и по цене. Поэтому у нас покупает Россия, где самый дешевый велосипед стоит 25 тысяч рублей. Наш, получается, 12 тысяч рублей. К тому же, в отличие от кустарных работ, велосипеды Kazvelo имеют гарантию. В Казахстане спрос есть, в связи с высоким процентом детей с инвалидностью, непосредственно с ДЦП или с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Велосипед им просто необходим. Особенные детки нуждаются в особом подходе. Мы своего сына и привязывали, и что-то на заказ пытались сделать из пластмассы, чтобы зафиксировать ноги, и маленькие колесики сзади устанавливали. Но детям неудобно: им страшно и они все равно не могут ездить, у них ноги соскальзывают. Представьте, ребенок, который неуверенно ходит, он и не поедет, или лежачий ребенок, уж точно не поедет на двухколесном. Пока его тело не зафиксируешь, пока он не будет уверен в надежности», — говорит предпринимательница.

В надежности своих велосипедов женщина уверена, а еще больше убеждена в их пользе.

«Мы сами являемся родителями особенного ребенка и знаем, насколько необходим и эффективен велосипед в плане физической нагрузки. На велосипеде мы катаемся несколько лет, чтобы мышцы рвались. Чем больше тянутся мышцы, тем меньше спастики, а спастика — это враг номер один при ДЦП. Почему делают насечки, режут микролазером операционным путем мышцы по всему телу, лицу, рукам, потому что у таких деток рост мышц и сухожилий не успевает за ростом костей. И в 15−16 лет они все скрюченные, травмируется позвоночник, и с возрастом им приходится садиться в инвалидное кресло. Но лучше вовремя сесть на велосипед: чем раньше, тем лучше. Зимой его можно использовать в качестве велотренажера», — делится опытом Жанна Джаринбетова.

Помимо детей, Kazvelo производит продукцию для взрослых, перенесших инсульт или страдающих от сердечно-сосудистой недостаточности или ожирением. Применение казахстанским велосипедам нашлось и на промышленных предприятиях, использующих «трехколесные» на производстве.

«Технология наша. Мы ее разрабатывали методом проб и ошибок. Никто не запустит вас на завод и не поделится своими технологиями. Мы закупаем комплектующие, которые уже существуют. Но велосипеды для инвалидов заводы не производят, и у нас не просто сборка. Даже при наличии комплектующих вы не сможете собрать велосипед, потому что у вас не будет нужных колес, фиксаторов ног, заднего моста, специальных дополнений, которые ориентированы на людей с ограниченными возможностями. Мы и варим сами, и режем, пилим, металл приобретаем, в ателье заказываем. Это производство в миниатюре», — заключила основательница компании.

Фитнес для особенных детей

Олеся Руденко работала финансовым директором крупной компании, но основав центр физического развития Baby steps, решила полностью посвятить себя этому социальному проекту, заручившись поддержкой родных и таких же неравнодушных меценатов. Центру Baby steps всего полгода, но здесь уже постоянно занимаются два десятка ребятишек, каждый свой шаг посвящая победе над недугом.

«Неограниченные возможности и высокие потребности — вот девиз нашего центра. Я открыла его на базе нашего семейного бизнеса — тренажерного зала My fitness, выделила отдельную комнату, закупила и привезла многофункциональное оборудование из Европы на собственные средства. Была потрачена очень большая сумма, которую я не буду озвучивать, но могу сказать, что это — социальный проект и экономической выгоды здесь нет абсолютно никакой», — делится Олеся Руденко.

В начинании Олесе помогали супруг Иван, родные, друзья и такие же неравнодушные бизнесмены Алматы.

«НПП «Атамекен» оказала информационную поддержку, AUA technology предоставили оборудование для озонирования помещения. У нас 100% защита от бактерий, потому что у нас дети, в основном с ослабленным иммунитетом. Компания, которая выпускает рекламную продукцию, сделала бесплатно нам логотип, его, как и дизайн самого центра, нам бесплатно разработала Ленара Каниева. Мы себя в шутку называем «стаей меценатов», — смеется женщина.

Также безвозмездно в центре развития трудится Татьяна Калус, мастер спорта, преподаватель по физической культуре. Девушка, единственный тренер в центре, признается, что шла сюда осознанно, не для того чтобы зарабатывать.

«Программа прописывается для каждого ребенка индивидуально, на расслабление, на движение и координацию. Мы развиваем мелко-крупную моторику, опорно-двигательную систему. Преимущество в том, что каждый день у нас уникальный и ни одно занятие не повторяется. Эту методику разрабатывали европейские ученые на протяжении 50 лет. Мы работаем с детьми от года до 15−16 лет, не только на физику, но и на умственное развитие, на внимательность. До 3 лет дети занимаются с родителями. Длительность занятий для малышей 30 минут в день, для ребят старше трех лет — 45 минут. Меняется динамика, нагрузка, делается массаж. Также разрабатываем программу для занятий на дому. Это медленный прогресс, но эффективный. Я вижу, что со временем дети самостоятельно выполняют движения, которые раньше с трудом давались им без помощи мамы. Как только мы видим результат, переходим к следующей проблеме, которая у него есть. Малыш выполняет ряд наисложнейших упражнений, сам того не понимая, он думает, что он просто играет», — описывает свой рабочий день тренер Татьяна Калус.

Все занятия направлены на улучшение вестибулярного и опорно-двигательного аппаратов, координацию, моторику, сенсорику и психо-эмоциональное состояние. В центре можно брать индивидуальные занятия, а можно записаться в группу, где вместе занимаются как здоровые, так и особенные малыши. Это воспитывает в них командный дух и желание помочь, считает основательница проекта. Сейчас 25 детей постоянно посещают Baby steps, ас ними и две дочери Олеси, младшая из которых нуждается в особом уходе с самого рождения.

«У нас нет конкретных программ для особенных детей, массаж в поликлиниках делают неквалифицированные специалисты, а очереди нескончаемые. Но как говорится: „Не верь, не бойся, не проси“. Я смирилась с тем, что не смогу выйти на работу в ближайшие три года. Некому оставить ребенка, ему требуется особый уход, который могу дать ему только я, только я могу ему помочь. Но если я смогла помочь своему ребенку, почему не помочь другим детям? Именно тогда я решила открыть Baby steps. А дочки всегда мотивируют меня не опускать руки и идти вперед. Хотя когда-то я не могла понять, принять, как так получилось, что мой ребенок родился с патологиями», — вспоминает Олеся Руденко.

В первую очередь в помощи нуждается именно мама особенного малыша, считает основательница соцпроекта, и каждая консультация начинается с психологической поддержки мамы. Поэтому работу в центре развития можно назвать комплексной.

«Я все проверяла на своих детях. И могу рассказать о результатах. Сейчас мой ребенок самостоятельно ходит, для нее это колоссальное достижение, а для меня это образец и эти занятия помогают десяткам детей. У нас детки с различными заболеваниями, с синдромом Дауна, ДЦП, у нас занимаются аутисты. Аружан Саин мы предоставили бесплатные места для аутистов. Мы выделяем много мест для отдельной категории ребят. Но у нас есть свои затраты на коммунальные услуги и расходный материал. Поэтому было принято решение поставить минимальные цены для остальных ребят: от 8 до 12 тыс. в месяц», — уточнила Олеся Руденко.

В планах у инициатора проекта Baby steps открыть центры развития в других городах Казахстана. В каждом центре будет оказываться совокупная помощь специалистов разных направлений: психологов, логопедов, дефектологов, педиатров, невропатологов, арт-терапевтов и тренера. Это, по словам Олеси Руденко, лишь вопрос времени.

Источник Капитал

Следите за главными новостями на нашей странице в Вконтакте, в Facebook и OK.

Присоединяйтесь к нам сейчас

Вернуться к разделу

Подпишитесь, чтобы быть вместе!